Александр Шрайбман: Микрофоны Октава МК-012 опередили свое время | Интернет магазин «Октава»
8 800 775 3 559
Ваш город Москва

Александр Шрайбман: Микрофоны Октава МК-012 опередили свое время

Александр Шрайбман: Микрофоны Октава МК-012 опередили свое время

Александр Шрайбман

Источник: журнал Шоу-Мастер

В ТОП-10 в категории «студийные микрофоны» немецкого магазина музыкальных инструментов Thomann входит микрофон российского производства Октава МК-012. Именно в него Radiohead записали альбом «OK Computer», а голливудский дизайнер по звуку Чарльз Мейнз, который участвовал в работе над многими известными фильмами, а также в разработке более шестидесяти компьютерных игр (Call of Duty 1-3, Medal of Honor, Black, Need for Speed: Underground, Spider-Man и др.), записывает звуки стрельбы.

Производство микрофона началось на тульском предприятии «Октава» в кризисные 90-е годы. Тогда на заводе еще не было современного R&D центра, который способен разработать и запустить в серийное производство в среднем около трех новых продуктов в год – рекордный в области электроакустики показатель. В то время актуальным было жесткое разграничение функций между институтами-разработчиками и предприятиями-производителями. Автором первой модификации микрофона Октава МК-012 стал научный сотрудник и конструктор Александр Шрайбман.

В 1979 году Александр Элхонович окончил Московский электротехнический институт связи. С тех пор он работает в филиале «Научно-исследовательского кинофотоинститута» АО «ТПО «Киностудии им. М. Горького». Сегодня Александр Шрайбман кандидат технических наук, заведующий сектором лаборатории электроакустики НИКФИ.

Александр Элхонович, когда вы начали заниматься электроакустикой? Как попали в НИКФИ?
Я никогда не планировал заниматься микрофонами, закончил институт по специальности «Инженер радиосвязи и радиовещания», но жизнь привела меня в лабораторию электроакустики. С тех пор я здесь и не жалею о своем выборе. Лаборатория занималась разработкой микрофонов и громкоговорителей и, кроме этого, с командой из тридцати человек мы создавали новые методы измерений различных устройств.

Каждый год получали одно-два новых авторских свидетельства. Например, в 80-е годы я занимался исследованием фазовых искажений звукового поля вокруг акустических устройств различных форм. Нами была создана установка, при помощи которой определяется амплитуда и фаза звукового сигнала в различных элементах конструкции микрофона. Это была интересная работа, и она позволила использовать полученные результаты при разработке новых продуктов.

Одна из крупных наших работ – проект «Суперфон». Он позволял записать стереозвук при съемке кинофильма и воспроизвести его в кинотеатре с высоким качеством через многоканальную систему – наш ответ популярной тогда системе Dolby. Каждый сектор трудился в меру своих сил: разрабатывались микрофоны для записи, специалисты по обработке сигналов создавали алгоритмы обработки и кодирования, а также соответствующую аппаратуру для воспроизведения, в кинотеатры ставились специальные громкоговорители. На крупных кинофестивалях наша система оправдала все ожидания. Все фильмы от фирмы Dolby были прекрасно совместимы с ней.

Также мы получили Ленинскую премию за систему звукоусиления в Кремлевском Дворце Съездов. Вся аппаратура была разработана и изготовлена в Советском Союзе. К нам приходили перенимать опыт из-за рубежа, в частности, из Германии.

Когда и с чего начались работы по микрофонам МК-011 (ныне производится как Октава МК-103) и МК-012?
Работы начались в 1985–1987 годах, после публикации в каталоге микрофонов серии Colett от фирмы Shoeps. Это была одна из первых фирм, которая сделала сменные капсюли на микрофонах. Их выпуск подтолкнул нас к созданию своих образцов.

Мы сами создали все, начиная от внешнего вида, заканчивая внутренней конструкцией капсюля и схемотехникой микрофонного предусилителя. В комплект входили и так называемые активные кабели. Трудно было в то время сделать миниатюрные микрофоны, уменьшить габарит. Первый каскад усиления был рядом с капсюлем, в нем происходило преобразование высокого сопротивления. Затем использовался собственно усилитель, который размещался на расстоянии полутора-двух метров от капсюля. Дизайнер разработал модель сумки звукорежиссера, в нее входили блок питания, микрофон, держатели, кабели.


В таком комплекте разработка была передана для производства на завод «Октава». В то время было разделение на те организации, которые разрабатывают устройства, и те, которые их производят. Разрабатывали микрофоны несколько организаций, а основных заводов было два – в Туле и в Ленинграде. Мы отправили нашу разработку в Тулу.

НИКФИ относился к министерству культуры. Конкретно – к Государственному комитету по кинематографии СССР. Этот комитет обслуживал также часть телевидения и радиовещания. Тульский завод производил микрофоны для этих организаций, и мы начали сотрудничать.


При разработке мы впервые применили такой метод доводки микрофонов, как прослушивание экспериментальных образцов. То есть окончательная доводка происходила через прослушивания. Звукорежиссеры в Останкино, ГДРЗ, киностудии «Мосфильм» помогали нам на этом этапе. После нескольких попыток мы остались довольны качеством и передали материалы на завод «Октава».

Являются ли микрофоны МК-011 и МК-012 копиями зарубежных микрофонов (КМ-183 и КМ-184 Neumann)?

Конструкции совершенно разные. Это инженерные мысли, которые приводят иногда к похожим результатам. Есть только внешнее сходство. Но внутри они совершенно разные. И капсюли, и усилители, и конструктивные элементы. Там все совершенно другое.

С какими наибольшими сложностями Вы столкнулись в процессе работы над МК-012 и МК-011?
Самая большая сложность – капсюль с круговой диаграммой направленности. При его разработке пришлось применить нестандартные специальные решения. Я к тому времени создал свою программу расчета основных характеристик капсюлей микрофонов, что позволило существенно ускорить и удешевить процесс разработки.




Работы по МК-011 и МК-012 шли параллельно?

Практически в одно время начаты, и практически в одно время закончены. Больше пришлось повозиться с МК-012. Там мы впервые применили такой прием, как совмещение корпуса капсюля с корпусом микрофона. Еще мы использовали комплексную методику расчета основных характеристик преобразователей микрофонов. Я смог промоделировать процессы, которые происходили в любой части микрофона, и изменять характеристики капсюля, изменяя диаметр, расположение и глубину отверстий в неподвижном электроде, а также другие параметры капсюля.

То есть можно сказать, что это были одни из первых микрофонов в Советском Союзе, которые были предварительно рассчитаны с использованием вычислительной техники?
Думаю, да. Потому что этого набора программ до сих пор нет нигде в мире, зарубежные коллеги неоднократно предлагали его купить. Программа позволяла изменять конструкцию капсюля, установить, что будет в разных элементах конструкции. Благодаря ей мы смогли посмотреть, как движется воздух через капсюль, как меняется амплитуда и фаза звукового давления, где есть изменения, где надо что-то поменять, потому что там будут фазовые скачки. Все это давало нам возможность четко рассчитать и понять слабые и сильные места устройства.

Для каких задач вы бы порекомендовали микрофон МК-011 и МК-012 с капсюлями, имеющими разные характеристиками направленности?
Эти микрофоны разрабатывались для использования на студиях звукозаписи, для радиостудий, для киностудий. Когда мы делали эти микрофоны, мы планировали, что универсальные микрофоны охватят как можно более широкий спектр звуковых задач. Они опередили свое время.
МК-012 разрабатывались, прежде всего, под струнные и духовые инструменты. Я брал за основу звучание разнообразных струнных и духовых инструментов. А когда я это сделал, то стал проверять, как они звучат на других инструментах, в различных акустических условиях. Стал вносить минимальные изменения. В конструкции нет ни одного размера, сделанного просто так.

Тогда где бы вы не советовали использовать МК-012?
Я даже не могу себе представить такого. Разве что под водой. МК-012 оказался универсальным. Мы совершенно не планировали использовать его для записи солиста, вокалиста. Но, как оказалось, он и там себя очень хорошо ведет. Можно использовать даже в различных стилях: от рэпа до классической музыки.

Кто вместе с Вами принимал участие в разработке микрофонов, во внедрении в производство?

Мы занимались созданием микрофонов втроем. Константин Вассианович Неверовский разрабатывал электронику к устройствам, потому что помимо уникальных акустических решений, там были впервые применены специальные гибридно-пленочные микросхемы для бестрансформаторного предварительного усилителя.


Нельзя не упомянуть и Владимира Моисеевича Горелика. Это тоже наш специалист, который выступил идейным вдохновителем и координатором работы. Сейчас он живет и работает в Германии.

Как раз в эти годы началось наше сотрудничество с немецкой фирмой Microtech Gefell. (MTG). Мы участвовали в их разработках, а также передавали на экспорт свои гибридные микросхемы.
При внедрении наших разработок в производство со стороны руководства завода «Октава» всегда было доброжелательное отношение и понимание.

В те времена «Октава» еще не производила таких качественных профессиональных студийных микрофонов, как сейчас. Например, делали микрофоны, которые использовали для объявления водителями остановок в транспорте. Такие микрофоны использовали и в других среднего качества электронных устройствах. Нам пришлось переучивать работников завода почти с нуля. Но общими усилиями мы смогли перестроить производство для создания высококлассной продукции. Времени и усилий было потрачено много, но самое главное – недаром.

То есть уровень специалистов был настолько высок, что их очень ценили за рубежом?
Да. Я уже об этом говорил. Для нас не было темных пятен в разработке микрофонов, мы опережали специалистов из других стран. Как только Советский Союз начал разваливаться, прекратилось сопровождение этого проекта, но и потом осталось неофициальное, дружеское, негласное сотрудничество. Мы консультировали, но разработкой и внесением конструктивных изменений в МК-012 занялись специалисты завода. Многие модификации не имеют к нам никакого отношения. «Октава» вносила их самостоятельно, начиная от выбора материалов и кончая изменениями конструкции для оптимизации производства.


МК-012 первых лет выпуска со старым логотипом компании


Где сейчас готовят разработчиков микрофонной техники? И готовят ли их вообще? И какими качествами они должны обладать?
Это больной вопрос. Что касается разработчиков микрофонной техники, то, к сожалению, сейчас их не готовят. И эта проблема не только российская, но и мировая. Курс электроакустики в тех учебных заведениях, которые существовали и у нас, и за рубежом, с каждым годом сокращается.

Это, на мой взгляд, связано с двумя вещами. Во-первых, уходят, к сожалению, те люди, которые занимались разработкой микрофонов на высоком уровне, а достойной смены не было подготовлено. Кроме того, мы достигли потолка в тех типах устройств, которые используем. Практически все, что можно было сделать, уже сделано. Сейчас все в основном упирается только в улучшение технологии производства, в использование новых материалов. Специалистов никто не готовит. Приходят в основном люди, занимающиеся электроникой. Они переносят свое понимание электрических схем на схемы электрических аналогов электроакустических преобразователей. А это не вполне корректно.

То есть возможна деградация технологий в этом направлении?
Да. Мы это уже видим. Именно поэтому резко сократилось количество новых разработок. Сейчас в основном восстанавливают старые проверенные модели. При этом во главу угла ставятся маркетинговые и рекламные драйверы, особенно за рубежом. На мой взгляд, это неправильно. Надо делать новое. Мы в России стараемся это делать. Мы никогда не повторяли и не будем повторять зарубежных аналогов. Секрет популярности МК-012 – математический расчет и прослушивание этого микрофона большим количеством специалистов в процессе разработки?


Стереопара микрофонов Октава МК-012

Секрет популярности был и остается в хорошем звучании. А вот как добиться этого?

Да. Это подбор. Грамотный подбор материалов, технологии.

Над созданием каких микрофонов вы еще работали или работаете?
Мы работали с фирмой Microtech Gefell в Германии. Там был микрофон РM-860, в котором наш капсюль. Он, правда, был переведен на электретную технологию. Но вся его конструкция была наша. Они об этом честно пишут и на сайте, и везде, что это совместная российско-германская разработка. Было много других с ними разработок, которые они частично использовали. Мы сотрудничали и с другими зарубежными фирмами. А в России была такая унифицированная линейка микрофонов КМС-19, ее выпускало ЛОМО в Ленинграде. Так вот, КМС-19-01 – наша разработка. В этой же серии КМС-19-11 – тоже моя разработка. Все микрофоны, выпускаемые фирмой Elation: КМ-201, КМ-202, КМ-901 и так далее – это тоже наши разработки. Также мы конструировали различные датчики. Сейчас тоже есть много идей по разработке капсюлей, которые можно было бы использовать.

Процесс не останавливается?
В голове он не останавливается вообще никогда. Сейчас имеется больше технологических возможностей, выбор лучших материалов. Теперь доступны многие новые материалы, а это существенно расширяет возможности разработчика